Эрнст Юнгер. Семьдесят минуло. 1971-1980

Второй том дневников «Семьдесят минуло» Эрнста Юнгера (1895–1998) охватывает период жизни писателя с 1971 по 1980 годы. Круг его путешествий сужается до стран Магриба (Тунис и Марокко), где он собирает впечатления для написания романа «Эвмесвиль», редких поездок в Африку и Шри-Ланку, а также в Грецию, Турцию и на Сицилию. Зато расширяются воображаемые путешествия Юнгера в глубь его собственной, насыщенной невероятными приключениями и испытаниями жизни.

Брассай. Разговоры с Пикассо

Одно первых литературных произведений Брассая – «История Марии» – представляет собой удивительный эксперимент. Брассай записал свои беседы с домработницей так живо и с таким искусством, что у читателя возникало ощущение, что героиня книги ему давно знакома. А потом он повторил удачный опыт, но уже не со скромной женщиной, а с великим Пикассо.
В замке Буажелу Брассай фотографировал скульптуры художника при свете фар его «испано-сюизы». Он знал Пикассо в те годы, когда тот жил на улице Боеси. И потом, когда художник перебрался на улицу Гранд-Огюстен. И наконец, Брассай приезжает к нему на Лазурный берег. Центральную фигуру окружают близкие и друзья: Превер, Элюар, Реверди, Сартр, Камю, Кокто, Мишо…
Книга изобилует всевозможными историями, и Брассай, обладающий даром рассказчика, передает их во всем блеске и обаянии. В то же время, его книга – это глубокий анализ, доносящий до читателя масштаб дарования Пикассо и проблемы, с которыми художник сталкивался в своем творчестве.
О гениальном художнике написаны десятки книг. Но ни в одной из них он не предстает перед читателем настолько живым, непосредственным и понятным, как в «Разговорах с Пикассо».

Книга издана в рамках совместной издательской программы с Музеем современного искусства "Гараж".

Заза Бурчуладзе. Надувной ангел

Новый роман современного грузинского прозаика Зазы Бурчуладзе продолжает выбранную автором нереалистическую стратегию письма. В этом галлюцинаторном мареве перемешаны сны и кадры из турецких фильмов, дух Гурджиева покупает на Ширакском рынке мясо с костью, а братья Фуко, монахи-акробаты из Капошвара, готовят великолепный гуляш. Единственной незыблемой реальностью остаются голос автора и его сложносочиненные отношения с Тбилиси и родной страной.

Добавлено: 12.01.15

НОВЫЕ КНИГИ

Виктор Тупицын

Круг общения

«Круг общения» — не ковчег и не усыпальница. Скорее, это место встречи с «фантомными» персонажами, художниками, критиками и литераторами, с которыми автора этих строк связывали профессиональные и дружеские отношения. Текст книги похож на лоскутное одеяло (quilt). Лоскутность по-английски quilty — слово, знакомое нам по роману Набокова «Лолита», где фигурирует лоскутный персонаж c этой фамилией. Со временем quilt превратился в жанр,
и мне удалось напечатать с десяток таких «одеял» в периодических изданиях. Лоскутность — неотъемлемая часть ландшафта культуры, поскольку каждый такой ландшафт представляет собой констелляцию кластерных зон, «кругов общения». Именно в них (и благодаря взаимодействию между ними) происходит воспроизводство культуры.
Виктор Тупицын

Энди Уорхол

Философия Энди Уорхола (от А к Б и наоборот)

Энди Уорхол (1928–1987) – культовый американский художник, режиссер, продюсер, издатель, один из основателей поп-арта. В своей автобиографической «Философии» он делится с читателями мыслями о славе, отношениях, деньгах, сексе, еде, моде, работе, времени, Нью-Йорке и о том, что значит быть современным. В отличие от книг других художников, манифест Уорхола – литературное произведение, в котором размышления об искусстве чередуются с воспоминаниями о детстве, а диалоги с вымышленным Б – с полноценными рассказами от первого лица. Все это делает «Философию» еще одним великим поп-произведением художника, созданным на этот раз с помощью слов, а не красок.

ЧТО ПИШУТ В БЛОГЕ

Пятничное чтение: Дэвид Гребер

Послесловие авторак новому изданию 2014 годаКогда летом 2008 года я впервые задумался об этой книге, я много размышлял о приближавшемся тогда финансовом обвале. Многие люди, интересовавшиеся этими вопросами, признавали, что крах в той или иной форме неизбежен — разумеетс...