... моя полка Подпишитесь
10 Сентября / 2021

Когда закрылся любимый бар: отрывок из «Аллегро пастель»

alt

В нашем издательстве готовится к выходу роман Лейфа Рандта «Аллегро пастель» — история почти нормальной любви писательницы Тани и веб-дизайнера Жерома. К выходу книги делимся отрывком из нее — Жером осенним вечером обнаруживает, что бар, в котором они с Таней впервые поцеловались, закрылся. 

Двадцать второго сентября 2018 года по прогнозу погоды ожидался первый существенный дождь начиная с июня. Ветреным субботним вечером Жером отправился в гости к Бруно, в привокзальный район Франкфурта. Еще несколько месяцев назад они сидели бы не на балконе третьего этажа, а на пластиковых стульях перед баром Terminus Spiritus. Жером старался не видеть никаких метафор в закрытии этого бюджетного бара, где он впервые поцеловал Таню. Он говорил себе, что наверняка с Terminus Spiritus связаны большие и маленькие переживания у массы людей, и их с Таней история была всего лишь одной из многих. 

Бруно, который жил в северной части Эльбештрассе и со своего балкона ежедневно мог любоваться наркоманами и проститутками, а по выходным — понаехавшими потусоваться провинциалами, заявил, что всерьез подумывает о переезде в Берлин. Притом что Бруно сам годами набрасывался на любого гессенца, только заикнувшегося о возможности перебраться в столицу. Иногда он даже доходил до того, что постил лозунг «Берлин — для толпы, Франкфурт — только для ценителей» в разных телеграм-чатах, а после своего двадцать третьего дня рождения, который был девять лет назад, носил на бедре татуировку в виде стакана для сидра. Жером после долгих раздумий пришел к выводу, что эта маленькая, простая татуировка на ноге Бруно на самом деле довольно очаровательна. 

Новая история любви, почти нормальной любви и ее трансформаций.
Аллегро пастель
Лейф Рандт
Купить

«Может быть, достаточно сменить район, — сказал Жером на балконе у Бруно, — представь себе, что ты живешь в Боккенхайме». 

По ощущениям Жерома, ни разу в жизни не переехать в Берлин было сродни тому, как никогда не иметь аккаунта на «Фейсбуке». Оба этих решения избавили его от соревнования самолюбий и нарциссических страданий, хотя, возможно, сузили его картину мира. На Бруно была блестящая рубашка из искусственного шелка, он казался немного усталым. Ему явно не хотелось говорить о Боккенхайме.

Наверное, он ищет пути к бегству, потому что наступает осень, подумал Жером, раннее наступление темноты изменило атмосферу, и некоторые люди, вместо того чтобы наслаждаться такими изменениями, начали спешно строить планы, которые они никогда не реализуют.

Внизу на Эльбештрассе подъехал очень длинный белый лимузин. Бруно снял на свой телефон Nokia Sirocco, как из него вышла группа коренастых блондинок. «Наверное, девичник», — сказал Жером, пока блондинки фотографировали друг друга. Привокзальный район окончательно испортился, Бруно сказал, что он теперь в равной мере депрессивно-криминальный и стерильно-джентрифицированный. Жером выразил сомнение, что такая оригинальная комбинация на самом деле возможна.

«Еще как, — ответил Бруно и спросил: — Кстати, Юлиан не предлагал тебе быть свидетелем у него на свадьбе?» 

«К счастью, нет», — ответил Жером.

«Мне тоже нет», — сказал Бруно.

Тот факт, что Юлиан через несколько недель женится, причем на специально арендованной многофункциональной вилле на границе с Тюрингией, из-за чего всем членам семьи и близким друзьям пришлось зарезервировать для этого праздника два выходных в октябре, у Бруно и Жерома вызывал недоумение. Они предполагали, что Юлиан поддался давлению Яны, своей подруги. «Я думаю, ему просто было лень спорить, — повторил Бруно. — Яна даже ходит в кино на романтические комедии. Ей нравится идея брака. А Елена в любом случае связывает их друг с другом». 

Юлиан никогда ничего не рассказывал о своей дочери Елене, когда проводил время с Бруно и Жеромом. Они предпочитали говорить о фильмах и музыке. У Жерома складывалось впечатление, что, когда Юлиан общался с ним и Бруно, он как бы отправлялся в отпуск в собственное прошлое. Наверное, дружба неизбежно становится функциональной, когда люди создают семьи, тогда уже достаточно того, чтобы в оставшееся свободное время давать друг другу отдых и утешение. Разумеется, с Таней Жерома тоже связывала интенсивная дружба. Ему было бы недостаточно просто регулярно обмениваться новостями, Жером хотел быть причастным к ее мыслям, чувствовать себя рядом с ней комфортно и уверенно. Кроме того, он хотел спать с ней. Жером был по-прежнему влюблен, это чувство несколько раз изменилось за бесконтактные месяцы, но не исчезло. 

Все новости и мероприятия издательства

Подписывайтесь на нашу рассылку!

Мы рассказываем о новинках и акциях, дарим промокоды и делимся материалами

Или заполните форму по ссылке

Спасибо за подписку!