... моя полка Подпишитесь
04 Июля / 2021

Максимилиан Ауэ из «Благоволительниц»: убийца или жертва обстоятельств?

alt

Мы продолжаем рубрику «Портрет героя» о персонажах книг, вышедших в Ad Marginem. Герой нового выпуска — нацистский офицер Максимилиан Ауэ из «Благоволительниц» Джонатана Литтелла. Назвать его героем, правда, язык не повернется. Впрочем, злодеем тоже. Кто такой Ауэ: жертва обстоятельств, педантичный исполнитель приказов или психопат, истинная сущность которого проявится лишь к концу истории? Ответ писатель оставляет на усмотрение читателя. И, кажется, Ауэ может быть и первым, и вторым, и третьим — в зависимости от того, кто читает книгу. 

Итак, Максимилиан Ауэ — бывший эсэсовец, после войны живущий под выдуманной личиной. Вернее, член СД — нацистской Службы безопасности, которая сначала подчинялась Рейнхарду Гейдриху (убит в 1942 году чешскими диверсантами во время поездки на кабриолете), а затем рейхсфюреру Генриху Гиммлеру (покончил с собой в мае 1945 года). У Ауэ, откровенно выдуманного Литтеллом и постоянно встречающего на своем пути исторических деятелей, весьма причудливая судьба. 

Ауэ попадает в СД после того, как его арестовывают по подозрению в гомосексуальности, которая в нацистской Германии строго карается. Подозрение не беспочвенное: герой действительно предпочитает сексуальные связи с мужчинами, делая исключение лишь для одной женщины — своей родной сестры. 

Английская The Times поместила роман в число пяти самых значимых художественных произведений о Второй мировой войне.
Благоволительницы
Джонатан Литтелл
Купить

Из-за превратностей нацистской иерархии, ранений на фронте, кадровых перестановок и интриг Ауэ на протяжении романа успевает сменить множество локаций: его забрасывает на Украину (здесь он становится участником массового расстрела евреев в Бабьем Яру), в Польшу, Крым, на Кавказ (Ауэ отдыхает в санатории и исследует лермонтовские места), Францию. Он инспектирует концлагеря (в том числе, Аушвиц).

Наконец, Ауэ попадает в Берлин сорок пятого года, когда советские войска уже близко, американские и британские истребители бомбят город, а до самоубийства Гитлера остаются считанные дни. 

На своем пути Ауэ встречает известных нацистов — Пауля Блобеля (руководил расстрелом евреев на Украине и был казнен после войны; в романе предстает неуравновешенным алкоголиком), Адольфа Эйхмана (отвечал за «окончательное решение еврейского вопроса», считается одним из главных виновников Холокоста; в романе показан как пронырливый карьерист и лишенный фантазии, но исполнительный работник), Альберта Шпеера (рейхсминистр вооружения и военного производства, личный архитектор Гитлера), Рудольфа Хесса (комендант Освенцима; в романе — ограниченный и лишенный эмпатии человек) и других. Наиболее причудливым образом протагонист встречается с Гитлером — в рушащемся Берлине он кусает фюрера за нос. 

Хоть Литтелл и старается скрыть это, но достаточно быстро становится видно: Максимилиан Ауэ — не совсем персонаж; он, скорее, зеркало. Функция его очень важна — помочь читателю примерить на себе костюм эсэсовца. Этой функции, фактически, подчиняется вся книга. Работая над характером Ауэ, Литтелл создает литературно не слишком достоверного героя, но при этом очень живую модель. Сам писатель признавал, что его герой — «это рентгеновский луч, сканер». Литтелл так объяснил это: работая над «Благоволительницами», он «стремился не к правдоподобию, а к правде». 

Так и хочется спросить: что сделаю я, окажись на месте Ауэ? Стану подводить за ручку к расстрельному рву маленькую еврейскую девочку? Нажму на курок и пущу пулю в затылок другому человеку на дне рва? Да, говорит Литтелл. 

Протагонист «Благоволительниц» — это месседж, вынесенный писателем на первые страницы романа. Не думайте, что вы вели бы себя по другому, окажись вы на моем месте, и поэтому не надо считать меня злодеем, заявляет Ауэ. Тогда что такое зло? Существует ли оно на самом деле? 

Существует, отвечает Литтелл. Зло иррационально и прикрывается доводами разума. Уничтожить миллионы человек позволительно, если это принесет экономические выгоды. Расстреливать женщин и детей, хоть и неприятно, но приходится, потому что иначе придется их кормить, а это не бесплатно. Война неприятная штука, твердят Ауэ все его начальники, но мы должны выполнять долг перед Третьим Рейхом. Герою ничего не остается, как подчиниться. 

«Благоволительницы» показывают, как человек теряет себя, попадая в систему, подчиняется приказам, которые ему отвратительны. Дома его может ждать семья, не подозревающая об ужасах, которые он творит на войне.

«Никто ничего не знает, кроме тех, кто выполняет грязную работу», — говорит об этом Максимилиан Ауэ. А потом спрашивает: «Как мы посмели убить всех этих людей?»

Однако считать Ауэ невинной жертвой обстоятельств было бы слишком просто. Ауэ импульсивен, к людям чаще всего питает презрение или равнодушие и смотрит на них свысока. В его характере есть черты, которые по мере развития романа показывают, что герой психически не здоров и лишен эмпатии, а руководит его действиями психологическая травма. Это и постоянные сны с дефекацией, и болезненное половое влечение к сестре, которое Ауэ пытается заглушить сексом с мужчинами, и ненависть к матери, и убийства, которые он совершает. Убивать Ауэ, правда, не любит — например, он отказывается участвовать в охоте на диких животных. Однако людей, когда нужно, все-таки убивает — и не только на войне. Квази-детективная линия, разворачивающаяся во второй части книги — тому подтверждение. 

В своей холодности и высокомерии Ауэ чем-то похож на «героя нашего времени» Печорина, сходство с которым ярче всего проявляется, когда протагонист путешествует по лермонтовским местам. Ауэ, в некоторой степени, ассоциирует себя с Лермонтовым и его персонажем. И когда его оскорбляет другой офицер, тупой и жестокий, герой делает очень «печоринский» жест — вызывает обидчика на дуэль. Сравнение продолжается, когда один из немногих друзей Ауэ, миролюбивый офицер Хоенэгг, благоразумно срывает дуэль. Ну чем не Максим Максимыч из «Героя нашего времени»? 

«Благоволительницы», кстати, весьма тесно взаимодействуют с русской культурой и историей — Литтелл с ней знаком не понаслышке.

Читатель из России найдет множество отсылок на страницах романа — чего стоит только нарочито беглое упоминание «крота», которого ищет Мюллер в рядах высшего офицерского состава СС.

(Впрочем, Штирлиц как персонаж в «Благоволительницах» все-таки не появляется.) В другой сцене Ауэ наблюдает казнь русской партизанки, которую солдаты по очереди целуют в губы, а потом вешают — Зоя Космодемьянская. 

Ауэ — интеллектуал и образованный человек. Излюбленный контрапункт Литтелла — испачканные кровью жертв нацисты беседуют друг с другом об искусстве, слушают классическую музыку, спорят, кто из композиторов гениальнее и так далее.

На протяжении всего романа Ауэ отдыхает от окружающих ужасов, убегая в любимые книги — «Воспитание чувств» Флобера и марсианский цикл Эдгара Райса Берроуза. Но, отдохнув, всякий раз возвращается назад — к убийству евреев, концлагерям и работе в СС.

И на последних страницах романа, когда война уже вот-вот закончится, сидящий у руин разбомбленного зоопарка Ауэ заканчивает свою историю словами: «Я вдруг ощутил всю тяжесть прошлого, боль жизни и неумолимой памяти. Я остался один на один с умирающим гиппопотамом, страусами и трупами, один на один со временем, печалью, горькими воспоминаниями, жестокостью своего существования и грядущей смерти. Мой след взяли Благоволительницы». 

Федор Кузьмин

Все новости и мероприятия издательства

Подписывайтесь на нашу рассылку!

Мы рассказываем о новинках и акциях, дарим промокоды и делимся материалами

Или заполните форму по ссылке

Спасибо за подписку!