0 моя полка Подпишитесь
19 Сентября / 2019

Как говорить с детьми о Декарте?

alt

До конца сентября по промокоду platon&co мы дарим скидку 20% на книги из серии «Платон и Ко». Специально для нашего журнала мы попросили французского философа, издателя и автора книг рассказать о коллекции иллюстрированных учебников по философии для внеклассного чтения из серии «Платон и Ко»

Когда в 2010 году я основал эту серию, во Франции уже существовал довольно большой выбор философской литературы для детей. Однако всем этим книгам был свойственен тематический подход: Что такое счастье? Есть ли у детей право не любить ходить в школу? Всякий раз речь шла об обсуждении того или иного вопроса. Такой подход предполагает, что среди вопросов, которыми задаются люди, некоторые являются философскими, а некоторые — нет, а это уже серьезная философская проблема! Но в конце концов, можно, подобно Лейбницу, подступить к философии, размышляя о причинах уникальности веточки дерева. Бывают ли исключительно философские темы и вопросы? Во всяком случае, на мой взгляд, существует история философии. И я спросил себя: почему бы не поговорить с детьми о Декарте, Канте, Сократе, но не просто в биографическом ключе, а стремясь передать насыщенность и остроту, свойственную философскому универсуму? К тому же, как мне кажется, взаимосвязь между учителем и учеником является основополагающей для погружения в философию. От Сократа к Платону, от Платона к Аристотелю передавался тот сущностный опыт, к которому дети невероятно восприимчивы. При этом философские практики, основанные на тематическом подходе, зачастую оставляют этот опыт за скобками.

  • alt

Итак, как говорить с детьми о Декарте? Очевидно, что разговор о философии нужно начинать не с биографий авторов, а отталкиваясь от тех идей, которые породили философы. Со времени Платона философский дискурс не переставал видоизменяться, отдаляясь от диалектической формы. Знаменитые платоновские «мифы» не являются простыми аллегориями-иллюстрациями, которые были бы весьма бедны в концептуальном плане. Эти мифы появляются там, где речь идет о трансцендентальном. Так, платоновский миф о пещере похож на сказку: это замечательная история для детей, и в то же время она помогает понять, что такое теория познания. То же со злым гением Декарта: он является выдуманным персонажем, но позволяет помыслить радикальное сомнение. Итак, я начал с того, что написал одну-две истории и посмотрел, как их восприняли дети. Нужно суметь представить ключевые концепты того или иного философа, но так, чтобы история, которую мы рассказываем, не становилась лишь предлогом, фоном, на котором располагается некий перечень идей. Само развитие истории должно раскрывать концепты. Добиться этого не всегда легко. Опыт движения от концепта к воображению сложен и очень полезен. Требуется определенный писательский такт для того, чтобы, удаляясь от абстракции, прояснить ее суть. Философы не всегда заботятся об этом. Вы не представляете, какое это для меня мучение! Работа над книгой про Дионисия Ареопагита заняла у меня все лето. Всякий раз это мука.

Я планирую продолжить писать истории. Затем, как издатель, я намерен предоставить слово людям, квалифицированнее меня. Мы обращаемся к настоящим специалистам, стремящимся точно передать мысли авторов. Я люблю помогать этим маститым интеллектуалам находить верный тон и подход. Третья вещь, о которой я думаю, касается распространения философии в школе и вне ее. Я не забыл, каким кошмаром школа была для меня. Я и представить не мог, что однажды моя деятельность будет с ней связана. И от этого сейчас я еще сильнее интересуюсь вопросами образования. Благодаря возможности читать наши книги моим собственным детям, я стал иначе излагать мысли! Многие преподаватели обратились к нам для сотрудничества, предложили организовать встречи. Мы уже начали совместную работу с разными партнерами, в том числе с театром «Одеон». Наши книги официально внесены в школьную программу. И мы работаем во французских спальных районах над организацией философских кружков для детей, которых называют «неблагополучными». Это возможность показать, если есть необходимость, что нет ничего реальнее философии. Кроме того, когда дети погружаются в философию, они учатся лучше владеть собственным языком, аргументировать свою точку зрения, они знакомятся с этимологией, с историей, с общей культурой, максимально приближаясь к передаче фундаментальных знаний. И у учеников, порой отстающих в школе, появляется возможность сказать слово, которое будет свободным, воспримется всерьез и проложит путь к знаниям, имеющим для них смысл. Мне известно множество историй учеников или просто детей, которые изменились благодаря философии.

Перевод: Алиса Бельских

Все новости и мероприятия издательства

Подписывайтесь на нашу рассылку

Мы рассказываем о новинках и акциях,
дарим промокоды и делимся нашими лучшими материалами

Спасибо за подписку!