... моя полка Подпишитесь
12 Августа / 2021

О писателях и прошлом. Что читать у Вальтера Беньямина

alt

В августе в нашем издательстве выходит долгожданная новинка — «Время магов» Вольфрама Айленбергера. Книга представляет из себя биографию четырех столпов европейской философии ХХ века — Эрнста Кассирера, Мартина Хайдеггера, Людвига Витгенштейна и Вальтера Беньямина. О последнем мы решили рассказать отдельно. Но потом вспомнили, что лучше всего с этим справится он сам. Рассказываем, что стоит прочитать у Беньямина: некоторые из книг можно найти на прилавках, другие доступны в электронном виде.

Беньямин известный

Произведения Вальтера Беньямина, которые вы наверняка читали, а если нет — точно слышали.

Краткая история фотографии

Сборник эссе философа, в который вошло одно из самых известных его произведений — «Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости». В нем Беньямин исследует разные способы воспроизведения искусства на протяжении истории — от литья и штамповки у древних греков до кинематографа в ХХ веке. В некотором смысле философ показывает, как работает и что из себя представляет то, что окружает нас сегодня: онлайн-копии фильмов, музыка в стриминговых сервисах, изображения в картинках Google. 

 В сборник также вошли эссе Беньямина «Париж — столица девятнадцатого столетия» (исторический урбанизм от Беньямина), «Краткая история фотографии» (философское осмысление этого вида искусства) и послесловие Владимира Левашова об авторе. 

Цитата из книги: «Кино, в особенности звуковое, открывает такой взгляд на мир, который прежде был просто немыслим. Оно изображает событие, для которого нельзя найти точки зрения, с которой не были бы видны не принадлежащие к разыгрываемому действию как таковому кинокамера, осветительная аппаратура, команда ассистентов и т. д. (Разве только положение глаза точно совпадает с положением объектива кинокамеры.) Это обстоятельство — больше чем любое другое — превращает сходство между тем, что происходит на съемочной площадке, и действием на театральной сцене в поверхностное и не имеющее значения». 

Читать

Московский дневник

Не менее известное произведение Беньямина, которое неплохо иллюстрирует его любопытную и беспокойную натуру. Внутри — впечатления Беньямина от пребывания в Советской России. Философ провел в Москве несколько месяцев зимой 1926-1927 года. Увиденное и пережитое Беньямин методично записывал. Например, высказался он о московских улицах и холодах. В целом, Беньямин акцентирует свое внимание как на интересных для иностранца российских особенностях, так и на грустных реалиях того времени — бедности, голоде.

Цитата из книги:

«К вечеру я оказываюсь во французском кафе в Столешниковом, за чашкой кофе. — О городе: похоже, что византийские церкви не выработали собственной формы окна. Завораживающее впечатление, малопривычное: мирские, невзрачные окна колоколен и главного придела церквей византийского стиля выходят на улицу, словно это жилые дома. Здесь живет православный священник, словно бонза в своей пагоде. Нижняя часть храма Василия Блаженного могла бы быть первым этажом великолепного боярского дома. А кресты на куполах часто выглядят как огромные серьги, вознесенные к небу. <…> 

Нищенство не агрессивно, как на юге, где назойливость оборванцев все еще выдает остатки жизненной силы. Здесь оно — корпорация умирающих. Углы улиц, по крайней мере в тех кварталах, где бывают по делам иностранцы, обложены грудами тряпья, словно койки в огромном лазарете по имени Москва, раскинувшемся под открытым небом». 

Читать

Беньямин о писателях

Исследования Вальтера Беньямина, посвященные важным для него литераторам.

Бодлер

Один из величайших немецких философов двадцатого века о творчестве одного из величайших французских поэтов века девятнадцатого. Беньямин использует фигуру Бодлера в качестве призмы, через которую нужно смотреть на культуру девятнадцатого столетия. Он подробно рассказывает о бодлеровской поэзии и том, какие трактовки находила фигура Бодлера у современников. Рассказывая о бодлеровском Париже, предпосылках его творчества и богеме, философ наполняет текст понятиями-метафорами и формирует основные идеи собственной культурно-исторической антропологии. 

Цитата из книги: «Резкий разрыв с искусством для искусства был значим для Бодлера лишь как жест. Он позволил ему обозначить территорию, свободную для него как литератора. В этом он опередил авторов своего времени — не исключая крупнейших из них. Отсюда становится ясно, в чем было его превосходство над литературной повседневностью, которая его окружала». 

Читать

Франц Кафка

Сборник, в котором собрано все, что писал Беньямин о другом важном для европейской литературы писателе — Франце Кафке. Тот, как, впрочем, и Бодлер, был автором для Беньямина знаковым. Отмечалось, что философ видел в Кафке родственную душу, а образ их мыслей был чрезвычайно похож. 

Цитата из книги: «Разум и сметка уже проложили в мифе свои стежки-дорожки; могущество мифа уже перестает казаться необоримым. Сказка по сути и есть предание о победе над мифом. Кафка, когда принимался рассказывать, сочинял сказки для диалектиков. Он вплетал в них мелкие хитрости, чтобы потом увидеть в них доказательство того, что «порой заведомо негодные, даже детские уловки способны принести спасение». 

Читать

Беньямин о прошлом

Философско-прозаические произведения Беньямина, в которых автор вдохновляется образами из собственного прошлого.

Улица с односторонним движением 

Книга-город, составленная из близких Беньямину образов: здесь вам и закусочная, и министерство иностранных дел, и пивная, и стройплощадка, и китайские товары… Образы и локации, порой взятые автором из своего прошлого, выступают своего рода приглашением к философствованию. Отталкиваясь от них Беньямин размышляет над многими фундаментальными вопросами — о гениальности, несовершенстве, политике, стране, писательской технике и многом другом. 

Беньямин писал «Улицу с односторонним движением», как книжку для друзей, и посвятил ее Асе Лацис – латвийскому режиссеру и актрисе, с которой философ познакомился на Капри в 1924 году.

Цитата из книги: «Насколько же легче любить того, кто прощается! Ибо страсть к тому, кто удаляется, разгорается ярче, поддерживаемая мимолетным движением полоски ткани, которой машут нам с корабля или из окна поезда. Расстояние проникает исчезающего человека, как краска, и наполняет его мягким светом». 

Читать

Берлинское детство на рубеже веков

Как отмечает сам Беньямин в предисловии к этой книге, в «Берлинском детстве» он воссоздает «картины, в которых отразилось восприятие большого города ребенком из буржуазной семьи». Автор бережно реконструирует эти картины: дерево во дворе его дома в детстве, колонна Победы на городской площади, ловля бабочек, парк Тиргартен, нищие на улицах города. Утраченная навсегда молодость, по заявлению философа Теодора Адорно, стала для Беньямина «аллегорией заката его собственной жизни». 

Цитата из книги: «Не отказываясь от путешествий, случавшихся время от времени, мы каждый год, пока я не пошел в школу, на лето снимали дачу в окрестностях Берлина. И долго еще мне напоминал об этом летнем житье большой ящик, висевший на стене в моей комнате и хранивший то, что было началом моей коллекции бабочек. А первые ее экземпляры я раздобыл в саду на склоне Пивоваренной горы. Капустницы с обмахрившимися крылышками, лимонницы с осыпавшейся пыльцой воскрешали в моей памяти дни, когда в пылу охоты меня уносило прочь с чистеньких садовых дорожек в заросли, где я безраздельно покорялся власти заговорщиков — ветра и благоуханий, листвы и солнца, которые, быть может, правили и полетом бабочек». 

Читать

Все новости и мероприятия издательства

Подписывайтесь на нашу рассылку!

Мы рассказываем о новинках и акциях, дарим промокоды и делимся материалами

Или заполните форму по ссылке

Спасибо за подписку!