0 моя полка Подпишитесь
26 Сентября / 2019

Интервью с Александром Ивановым в программе «Фигура речи»

alt

Николай Александров: Программа «Фигура речи» сегодня обращается к проблемам глобальным, культурного пространства вообще и, если угодно, вообще антропологического пространства. Как человек себя чувствует в мире? И самое главное – какое влияние на него оказывает изменяющийся мир?

У нас в гостях – Александр Иванов, руководитель издательства Ad Marginem и один из тех людей, которые во многом определяют эстетические концепции сегодняшнего дня.

Саша, здравствуй.

Александр Иванов: Привет, Николай.

Николай Александров: Программа «Фигура речи» посвящена языку, текстам и смыслам: языку – в самом общем значении этого слова, и самым разным текстам и смыслам. Я думаю, что собственно об этом мы и будем говорить сегодня в связи с мощным проектом, который вот уже – сколько? – практически 26 лет существует, если иметь в виду Ad Marginem как проект, потому что мне даже не хочется говорить, что это только издательский проект. Мне кажется, что это в большей степени такой ментально-креативный проект.

Давай попробуем от этого оттолкнуться, потому что обязывает само название Ad Marginem – «то, что находится на полях, на периферии». Но до этого любопытно посмотреть, а что же с самим текстом происходит, вокруг которого вырастают самые разные заметки. Ведь на самом деле с 93–94-го года прошло уже довольно много лет. Какие, с твоей точки зрения, эпохи наиболее важные? Что менялось в мейнстриме? И как на это ты реагировал? И что актуально сейчас? Я понимаю, много вопросов. Ну, может быть, сначала попробуем определить разные эпохи.

Александр Иванов: Саша, давай начнем, может быть, тогда с самого названия, которое ты упомянул. Ad Marginem – это название… я не помню точно, но мне кажется, что его придумал в какой-то беседе Михаил Ямпольский, культуролог, философ, который сейчас живет и работает в Америке. И это название возникло из одной работы Пауля Клее, швейцарского художника, где изображение, основное изображение находится с краю работы, а в центре находится некая пустота.

Вот эта топология, этот пространственный такой образ, когда самое интересное, самое важное находится на границе, на краю, а в центре находится некая пустота, она довольно древняя. Пустотный город, императорский город, где никого, кроме павлинов и растений, нет, и вот эта пустота обеспечивает какой-то смысл. И вообще идея пустоты – она такая очень древняя. И идея, что как бы с краю этой пустоты образуются смыслы, она тоже довольно старая. И она была по-своему актуальна, конечно, в конце 80-х – начале 90-х годов, когда этот проект замышлялся группой молодых исследователей из Института философии, из Института кинематографии.

И я могу сказать, что главным образом произошло, если сразу перескочить в сегодняшний день: эта топология сейчас не работает. То есть сейчас как бы проблема напряжения между центром и периферией, центром и краем, как она формулировалась 30 лет назад, 25 лет назад, она сейчас не работает. То есть сейчас, в эпоху интернета, можно сказать, что никакого центра и никакого края в этом смысле не осталось. То есть мы живем в совершенно горизонтальном пространстве, вертикализация которого (в старом смысле слова – в смысле ценностей, в смысле каких-то вертикальных движений), мне кажется, может наступить в какой-то совершенно неожиданный момент. И вот это событие вертикализации может случиться с каждым в какой-то момент, но сохранить его надолго не удается.

Николай Александров: Значит ли это, что сама маргинальность исчезает?

Продолжение интервью смотрите по ссылке.

Все новости и мероприятия издательства

Подписывайтесь на нашу рассылку!

Мы рассказываем о новинках и акциях, дарим промокоды и делимся материалами

Или заполните форму по ссылке

Спасибо за подписку!