0 моя полка Подпишитесь
21 Сентября / 2019

Что такое bibliodiversity?

alt

21 сентября во всем мире празднуется B-day, bibliodiversidad day. Термин bibliodiversidad («bibliodiversity, библиоразнообразие») по аналогии с biodiversity («биоразнообразие, разнообразие форм жизни») придумали чилийские независимые издатели в конце 1990-х. Он описывает многообразие форм книжной жизни в почти экологических терминах. В конце 1990-х на мировую арену выходят транснациональные медиа, или издательские корпорации, (процесс увлекательно описан Андре Шифриным в памфлете «Легко ли быть издателем»). Корпорации со своими рекламными бюджетами, отделами маркетинга и последующей продажей смежных прав в другие индустрии стали для книжного мира тем же, чем big farming, большие агрикультурные концерны  для сельского хозяйства. Big publishing ведет к гомогенизации книг: однородный продукт легче продвигать на разных рынках. И так же, как индустриальные плантации приводят к полкам в супермаркетах, наполненным нарядными и безвкусными помидорами, израильской ватной редиской – big publishing предлагает нам «главный американский роман», «скандинавские детективы» и диетический научпоп.

Помимо гомогенизации издаваемых книг, вечного разжевывания успешно введенного маркетингого тренда, большую угрозу составляет доминирование определенных видов книжной жизни над другими. Библиоразнообразие, как и многообразие форм жизни, присущих той или иной местности, требует не только разных книг, но и состояния баланса между ними. «Скандинавские детективы» не должны задавливать романы нуар, а тиражные бестселлеры в идеале должны сосуществовать с дебютными романами или мало (с точки зрения рынка) тиражными книгами для подготовленной аудитории.

Еще один важный аспект, угрожающий библиоразнообразию, – среда обитания книги, то есть книжные магазины. С появлением концепции сетевого супермаркета был нанесен еще один удар по глокальной теме выборки, представленной в независимом магазине. Безликие супермаркеты предоставляют один и тот же набор книг, не ориентируясь на запросы, пусть и не проговоренные, конкретных локальных читательских сообществ. Подобный процесс – сначала перевод всех магазинов под одну систему комплектования ассортимента, а затем обратное расформирование сети в совокупность отдельно стоящих магазинов с правом собственного оформления заказа – пережила британская сеть Waterstones. Сменить концепцию вынудила ситуация – сеть стояла на грани банкротства. Новый управляющий Джеймс Донт, владелец маленькой сети Daunt Books, организованной как система независимых автономных магазинов, рискнул – и выиграл.

Поборники книжного многообразия отстаивают концепцию моноскопии в противовес монополии. Моноскопия – это диктат читателя, выбирающего книгу для себя в единственном экземпляре. Именно читательские множества, а не сетевой ритейл со своей категоризации книг, должны формировать ассортимент каждого магазина.

Вообще, как показала практика, книжное многообразие лучше представлено в тех странах, где издательские или книготорговые мощности не сгруппированы в руках нескольких крупных компаний; там, где нет перекоса в концентрации издательских мощностей под эгидой ли государственного участия или крупного капитала. Чем больше независимых издательств разных размеров действует в стране, тем больше разнообразие книг.

Текст: Михаил Котомин

Все новости и мероприятия издательства

Подписывайтесь на нашу рассылку!

Мы рассказываем о новинках и акциях, дарим промокоды и делимся материалами

Или заполните форму по ссылке

Спасибо за подписку!