0 моя полка Подпишитесь
20 Марта / 2019

Предисловие к русскому изданию «Инсектопедии» Хью Раффлза

alt

Насекомые. Я почти не думал о них, когда начинал писать эту книгу, но как
я их теперь полюбил! Только вчера утром бесцветная бабочка заставила моё
сердце вздрогнуть – воздушный силуэт, проплывший высоко в воздухе, на
фоне деревьев Центрального парка. А на прошлой неделе тысячи
крошечных, лихорадочно снующих муравьёв, льющихся, как черный дым
из трещины в тротуаре на 72-й улице… Изумленные прохожие замирали и
фотографировали их. Даже водяные клопы размером с мышь, которые
мучат меня своим ночным появлением из стен моей манхэттенской
квартиры. Бесчисленные, невероятно разнообразные, сверхестественно
живучие. Преступники, анархисты, повстанцы, пираты. Как я их всех
люблю!

Насекомые отобрали у меня эту книгу и сделали её своей. Они всё время
выкидывали что-то невероятное, когда этого меньше всего ожидаешь, без
труда нагромождая передо мной всё новые исключения и противоречия,
парадоксы и несоответствия, изобретения и нововведения. Они
отказывались быть объектами анализа или предметами изучения. Им было
плевать на педагогику. С их точки зрения, это чистое хамство – заставлять
их сидеть неподвижно, чтобы можно было объяснить, в чём же смысл их
существования. Они постоянно впадали в крайности, давая понять, что
любая попытка загнать их жизнь в жёсткие рамки является по меньшей
мере наивной, если не опасной.

Когда читаешь узнаёшь что-то новое, когда пишешь узнаёшь что-то новое
стократ. Не зная о насекомых ничего, я писал Инсектопедию, чтобы понять
этих самых равнодушных из животных и понять миры, в которых они
существуют. Я писал, приняв старый антропологически-философский
вызов – погрузиться в жизнь другого существа: каково это быть таким
или сяким?

Но в какой-то момент за годы моего погружения я потерял связь со всеми
этими проблемами. Я оказался в плену этих существ и в плену людей,
которые ими одержимы. Результатом этого нового состояния (нового для
меня) стала книга, в которой я решил отказаться от объяснений и
толкований, и вместо этого дать свободу мыслям и чувствам — чтобы
читатель мог сам найти что-то новое, что-то своё, что-то, что может вообще
не иметь отношения к насекомым.

Хью Раффлз
Нью-Йорк, август 2017
Перевод Алексея Юрчака

Все новости и мероприятия издательства

Подписывайтесь на нашу рассылку

Мы рассказываем о новинках и акциях,
дарим промокоды и делимся нашими лучшими материалами

Спасибо за подписку!